Фотографии
Фотоистории
Фотоклуб
 
Логин:
Пароль:
помнить
 
Новости
Авторы
Все истории
Поиск
О сайте
Форум
 
Репортаж с места событий (50)
Поездки в интересные места (127)
Отчеты об отдыхе (22)
Фотосерии и фотосессии (52)
Исторический раздел (32)
Технический раздел (4)
Остальное (32)
Осенний марафон (конкурс!) (18)
 
geosid (125)
hugo (45)
AndyLyu (39)
Деникс (14)
mak (13)
Gayer (10)
Грин (9)
klen (9)
andrianov (8)
a_krasnobaeva (7)
 
 
Тула-Арт
 Святая граница

AndyLyu (Андрей Илюхин)
Поездки в интересные места
27.01.2012
07.01.2011

Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Айя́ — мыс на южном берегу Крыма, на юго-восток от Балаклавы, выступ берега длиной 13 километров, ограничивающий Южный берег Крыма с запада. Название мыса происходит от греческого слова «айос» (Άγιος — святой, Άγια — святая). Мыс продолжается до основания горы Куш-Кая и представляет собой отвесный отрог Главной гряды Крымских гор. Наивысшая вершина на мысе Айя — скала Кокия-Кая («голубая скала») высотой 558,5 метров. К востоку от мыса расположена Ласпинская бухта, а за ней мыс Ласпи; западнее расположен небольшой залив у подножия гор Аскети и Крепостной, далее — мысы Георгия и Фиолент. Скалы, составляющие мыс Айя, сложены верхнеюрскими мраморовидными известняками. Горные склоны покрыты реликтовыми средиземноморскими редколесьями. Мыс Айя входит в Государственный ладшафтный заказник «Мыс Айя», созданный в 1982 году как ландшафтный заказник республиканского значения с площадью территории 1132 га, включающей акваторию моря шириной 300 метров вдоль береговой линии. В 1955—1956 годах на мысе Айя был построен ракетный комплекс (объект 100), впоследствии реконструированный под пуск крылатых ракет. В середине 1990-х комплекс был передан Российской Федерацией Украине, после чего был ликвидирован...

Wikipedia

Рождественским утром (2011 г.) на заветном 5-м километре Балаклавского шоссе встречаемся с Александром – ещё одним новым знакомым по Интернету! Севастопольцем, увлечённым фотографом и, что главное, большим любителем попутешествовать. В 2009 году он стал первым посетителем заложенного нами на Ай-Петри тайника (Малая Богаз, «Шанхайская стена»). И сделал там роскошные фотографии, намного интереснее наших, кстати!

Утро выдалось ветреным и морозным. По случаю праздничного выходного наш автобус медленно, но верно загружался озабоченно-весёлым, рюкзачным народом – а мы переминались с ноги на ногу на заиндевевшем асфальте и ждали Александра. Вот и он – сразу опознался по обаятельной «чеширской» улыбке, хоть и отличался от фото в Сети очками!

Грузимся в переполненный уже автобус («в тесноте да не в обиде!» – оптимистично гудит страждущая природы и странствий разношёрстная пассажирская толпа). Двери закрываются с заметным трудом, но тем не менее автобус гостеприимно распахивает их на всех последующих остановках. «Добро пожаловать!» – весело приветствует очередных втискивающихся попутчиков висящая на подножке молодёжь. Нас же начинают беспокоить размышления насчёт грядущего пробивания путей к выходу… Но не Сашу – он как знал, что до нужного нам поворота на Тыловое автобус ощутимо разгрузится.

Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница

Вываливаемся из дверей в туманную, заиндевевшую красоту. Облака висят над дорогой и склонами гор. Вернее, не висят даже, а лежат на склонах белыми пушистыми брюхами – и оттого всё вокруг унизано неправдоподобной художественности морозными иглами. Сосны покачивают роскошно поседевшей хвоей, лес сказочен и заманчив. Блуждаем по сказке в поисках тропы, сверяя GPS и Сашину память, поминутно зависая над изукрашенными белыми кристаллами веточками, зонтиками, листочками… Лес тает в великолепном тумане. На минуту раздвигается облачность, демонстрируя сияющий белым противоположный склон и заставляя нас застывать в восторге…

Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница

Нужная дорога наконец находится, и мы начинаем подъём по склону горы, сквозь заиндевелую сказку. Редко где увидишь такой иней вблизи! Каждая веточка в подобной оправе делается произведением искусства, и факт этот на некоторое время замедляет и без того не слишком скоростной подъём…

Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница

Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Меж тем небо над деревьями начинает постепенно приобретать фактуру и цвет, из белёсого становясь сперва сине-серым, потом – свинцовым, потом – голубым. Иней сыплется на головы холодными искорками. Потом мы как-то вдруг оказываемся выше тумана.

И наступают солнце и лето. Лес из седого делается зелёным и ярким, тропа плотоядно чавкает под ногами, и мы потихоньку начинаем избавляться от ставшей очевидно лишней одежды. Тропа точит склон в ложбине меж гор, здесь даже нет ветра, и для полной благостности недостаёт разве что пения птиц…

Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница

Выныриваем на широкую каменистую поляну. Под нами – залитый солнцем простор Ласпи, вид на Байдарскую долину, Крыло Дракона и Ильяс-Кая, а ещё запах крымского пряного разнотравья, неубиваемый даже зимой! Ковёр сухих трав под ногами перемежается белыми камнями и островками снега. И даже пытается цвести что-то жёлтое…

Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница
Внизу – полоса облаков, ползущая из долины вверх по горным хребтам. Вид и сама поляна чудесны настолько, что приходится бороться с желанием тут и остаться. По крайней мере, на предмет обеденного привала. Мы и вправду ненадолго зависаем здесь, снимая горы, камни, друг друга, густо-синее небо над вершинами деревьев… Однако времени на релакс не так много, как хотелось бы – и мы снова углубляется в лес. Тропа карабкается выше, и летняя благодать как-то незаметно вновь сменяется зимой.

Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница На заснеженной полянке обнаруживаются руины христианского храма и затаившийся в россыпи камней геокэшерский тайник. Современные археологи считают, что в давние времена здесь была крепость Кокия-Исар – пограничный гарнизон Мангупского княжества, которой нёс дозорную службу против генуэзцев, обосновавшихся в Чембало.

Рядом с руинами валяются вповалку солидных размеров рюкзаки – легкомысленно-бесхозные, и мы по гипотетическим следам их хозяев устремляемся вверх – из леса – на залитые солнцем камни Куш-Кая с крестом на вершине и великолепными видами на море и горы. В переводе с тюркского Куш-Кая означает «Птичья скала». Но думается, не в том смысле, что «редкая птица долетит», а в том, что вид с неё, как с высоты птичьего полёта…

Волшебным образом растаявший туман открывает Байдарскую долину с далёкими белыми домиками Орлиного, провоцируя лёгкий приступ ностальгии… Далеко внизу миниатюрным макетом светлеет перевал Ласпи. Замыкает панораму бухты массивная скала горы Ильяс-Кая с маленькими фигурками «муравьёв» на её вершине, чуть левее которой можно разглядеть камни таинственного Храма Солнца – пока мы только мечтаем туда попасть…

Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница

На камне, над самой пропастью с морем на дне, сидит в задумчивости какой-то парнишка – повергая проходящих мимо в состояние лёгкого содрогания. Ему хорошо – он среди ветра, неба и солнца. Синее далёкое море красиво обрамляет его непринуждённо-медитативный силуэт…

Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница

Мы покидаем каменный простор, чтобы продолжить путь к вершине Святого мыса Айя – горе Кокия-Кая. Тропка ныряет вниз, в заснеженный солнечный лес. Снова из весны – в зиму. Лена неожиданно убегает вперёд – пустой лес манит и завораживает, и в конце концов приходится вызывать её по рации… Нашли – снимала кристаллики льда в траве.

Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница

Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Очередная стайка брошенных на полянке рюкзаков уже не удивляет – скорее радует. Верный признак – путь к Айя мы одолели… Дорога выводит от поляны вверх. Распахивается простор – синий, аж до рыжего в солнечных лучах Фиолента. И скалы под умопомрачительным обрывом – с зависающими на каменных спинах соснами…

Мыс Айя образован скалистой громадой горы Кокия-Кая, к которой с востока примыкает гора Куш-Кая, откуда мы только что пришли, и северным хребтом Самналых-Бурун, по которому нам предстоит часть пути обратно в цивилизацию. И вся эта территория мыса защищается статусом государственного ландшафтного заказника. Только здесь, помимо Нового Света, можно встретить редколесье сосны Станкевича и можжевеловые леса, в которых попадаются экземпляры, достигшие 2000-летнего возраста. Трудно удержаться и не процитировать: «Экзотику субсредиземноморской природы заказника дополняют редкие и исчезающие виды животных: эндемичная каменная куница и ласка, летучие мыши – большой и малый подковоносы, змеи – леопардовый и четырёхполосый полозы, которые любят поживиться лесной и желтогорлой мышами». К сожалению, к нам никто не вышел, не прилетел и не выполз, хотя мы не шумели и заповедного режима не нарушали.

Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница

Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Посещение заказника разрешается только по дорогам общего пользования и экологическим тропам в соответствии с маркировкой, поэтому мы немного удивились, увидев на вершине Кокия-Кая остатки военных строений. Ведь когда создавался заказник, военная часть тут была ещё вполне действующей. Всё-таки хорошо, что с развалом СССР Крым стал, пусть грубо и не по-хозяйски, но демилитаризирован – ну не место здесь, в этой красоте, никакой военной технике, не место!
Ледяной, пронзительный ветер заставляет нас забиться в руины капониров, чтобы перекусить. Но от ветра не скрыться даже за стенами – а потому трапеза выходит немного поспешной, без гурманства. Несмотря на два термоса и богатый стол. Торопимся выбраться наружу, на солнышко – оно всё-таки немного греет…

Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница

Александр приглашает нас пройтись через балку вперёд, к треугольной скале – рассказывает, как когда-то сюда одна, без страховки, проходила девочка по имени Дарья – и нам предстоит оценить масштабы её подвига. Со стороны выглядит жутко и нереально! Из леса скала выглядывает ослепительно-золотой плоскостью, под скалой – головокружительный разлом – вниз, в море. Созерцаем это величие с каменного пятачка над обрывом – восторженно и боязливо. Потом, следуя за тропинкой, поднимается над скалой вверх.

Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница

Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница
Судя по всему, у девочки Даши страх отсутствует напрочь. Даже выглянуть вниз жутко, но Лена с Сашей бесстрашно заглядывают в пропасть – внушительный скальный хребет – острый, узкий, зубчатый – вздымается длиннющей грядой, увенчанной вершиной-пиком над самым морем.

Внизу, в головокружительной глубине, плещется изумрудный прибой у камней далёкого пляжа. Это – тот самый «затерянный мир», к берегам которого ходят прогулочные катера из Балаклавы. С одного из них мы как-то прыгнули в «открытое море» и доплыли до этого чудного берега – до этого вот самого пляжика – что отсюда, сверху, представляется теперь не вполне реальным. Словно посещение по-настоящему затерянного мира.

Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница

Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Масштабы зрелища таковы, что возникает желание взлететь на каких-нибудь крыльях над всем этим потрясающим великолепием, чтобы обозреть его в полной мере. Потому что робкое зависание над краешком – это так, полумеры, четвертьмеры даже, – это увидеть чуть-чуть, кусочек, потому что нам, в отличие от Дарьи, хочется жить. Но и не увидеть всего того, что скрыто внизу, под обрывами, и сияет в солнечных лучах нереальным жёлтым сиянием – просто-таки преобидно. Так и уходим, кутаясь от ледяного ветра кто в походный плед, кто в шарф, с ощущением того, что недодали – то ли крыльев, то ли храбрости, то ли просто умения отбросить маниакальное желание заснять-запечатлеть-унести, забыть о холодном ветре и «повтыкать» от души, всеми доступными чувствами, радуясь и тому, что доступно – и запоминая, запоминая и впитывая…

Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница

Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница По грунтовой дороге мы спускаемся вниз – сперва посреди солнечного великолепия абсолютно весенних склонов, потом – по снегу, а клонящееся к закату солнце прощально золотит самые вершины деревьев. Здесь нет уже ветра, и мы присаживаемся на полянке с деревянными столиком-навесиком, чтобы сделать по глотку чая из термосов и передохнуть минуточку перед обратной дорогой.

Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Тульские фотоистории. Андрей Илюхин: Святая граница Опускаются длинные синие сумерки, дорога красивыми изгибами сбегает с гор, и живописно рыжеют в синеве ветви кустарников и не облетевшие круглые кроны дубов. В просветах над дорогой загораются тёплые огоньки далёкой деревни. Дорога выныривает из леса – конец горы, бескрайнее поле с белыми полосами прямой как стрела грунтовки. Александр говорит: весной здесь будут сплошь ромашки…

Над тёмными горами висит тоненький яркий месяц. Дорога выводит в деревню, на полутёмные сонные улицы с редкими фонарями и редкими прохожими. Вечер прохладен и тих, и как-то очень славно, щекочуще уютен. Разговор стелется как дорога – легко и приятно, и даже как-то жаль, когда возникает впереди взрыкивающее редкими машинами шоссе. И мы ещё немного стоим на обочине, о чём-то договаривая и любуясь ночью, горами и месяцем, и яркими звёздами, загорающимися в уже совсем чёрном небе. А потом из ночи возникает автобус, и мы проваливаемся в тепло его тёмного и сонного нутра. И сквозь незаметно подкрадывающийся сон к нам стремительно начинает приближаться Севастополь…


Текст и фотографии: Елена Свиридова и Андрей Илюхин, 2011-2012 гг.




Статистика24ч.7дн.Всего
Посетители:121113


Тихоныч
29.01.12
16:21
Красивая природа, интересный рассказ, хорошие фото.
sag29
30.01.12
10:37
Отличный рассказ, прекрасно подобран фотоматериал, интересно!
Gayer
30.01.12
10:50
С большим удовольствием, почитал и посмотрел. Вспомнились собственные
медитативные ощущениях на о. Святом, что находится близ Валаама на Ладоге.
hugo
10.02.12
22:00
Замечательно.
Виды сверху и панорамы - волшебство и потрясение.
Завидую в очередной раз.
Для добавления комментария вы должны зарегистрироваться.
Тульские фотоистории - иллюстрированные рассказы фотолюбителей о поездках, встречах, фотосессиях и пр.